USD/BYN 1.996EUR/BYN 2.3176100 RUB/BYN 3.15

Риски снижения ставки рефинансирования в Беларуси

МИНСК, 5 октября – Аналитическое агентство ПраймПресс. Национальный банк Беларуси (НББ) 27 сентября официально объявил о снижении ставки рефинансирования с 11,5% до 11% годовых. Уменьшение ставки состоится 18 октября и будет восьмым с начала 2017 г. В ретроспективе ставка рефинансирования падала так же часто в 2012 г, после завершения кратной девальвации белорусского рубля.

В октябре снижение размера ставки рефинансирования по сравнению с 1 января 2017 г составит 7 п.п. Осенью 2016 г НББ прогнозировал, что нижний предел ставки рефинансирования в 2017 г будет равен 14%. Фактическое уменьшение ставки рефинансирования превысило прошлогодние ожидания регулятора на 3 п.п.

Интересно, что решение о размере ставки рефинансирования от 27 сентября может оказаться не последним в текущем году. На следующий день на площадке Белорусского инвестиционного форума замглавы НББ Дмитрий Калечиц сообщил, что регулятор будет учитывать те изменения в экономике, которые произойдут в сентябре-октябре. Иными словами, с учетом дат выхода экономической статистики, есть вероятность, что ставка рефинансирования будет снижена в ноябре-декабре.

Впрочем, после нового снижения еще острее станет вопрос об актуальности прогноза НББ по величине ставки рефинансирования на конец 2018 г. Вполне возможно, что прогноз на следующий год будет «перевыполнен», как и в 2017 г. Пока же Дмитрий Калечиц лишь подтвердил, что прогноз на декабрь 2018 г остается неизменным – 10% годовых. Зампред правления НББ объяснил свою позицию по ставке рефинансирования оценками инфляции на будущий год: заложенные в прогнозы властей показатели роста потребительских цен почти не отличаются от фактических данных по 2017 г.


В сентябре первым аргументом к снижению ставки рефинансирования регулятор назвал замедление инфляции. В самом деле, в августе потребительская инфляция в годовом выражении упала до 5,3%.

Базовая инфляция, исключающая влияние административно регулируемых и сезонных цен, по расчетам НББ в августе замедлилась до 4,6%. Как и для сводного индекса цен, это наименьшее значение за период, в котором регулятор проводит политику монетарного таргетирования.

Агрегированный показатель трендовой инфляции по оценке НББ в августе составил 4,4% к аналогичному месяцу 2016 г. Под этим показателем регулятор понимает индикатор инфляции, очищенный от влияния шоков и отражающий среднесрочное значение роста потребительских цен.

Принимая решения в области процентной политики, регулятор учитывает информацию из ежемесячных конъюнктурных опросов предприятий реального сектора – около 1,7 тыс организаций промышленности, строительства, торговли и транспорта. До конца сентября были доступны данные августовского опроса.

Инфляционные ожидания субъектов хозяйствования на сентябрь-ноябрь по опросу НББ за август были следующими. Около 19,2% опрошенных предприятий ожидали ускорение роста потребительских цен, 35,8% – сохранение темпов инфляции, 17,3% – замедление, 25,4% – остановку роста цен, 2,4% – дефляцию (снижение цен). По сравнению с опросом августа 2016 г на 7,9 п.п. выросла доля респондентов, сообщивших о неизменности роста цен в ближайшие 3 месяца, и на 1,1 п.п. – ждущих падение цен.

В начале октября НББ опубликовал результаты обработки конъюнктурных опросов за сентябрь. По сентябрьским оценкам 20,5% предприятий ожидали ускорение инфляции в октябре-декабре, 35,1% – сохранение темпов роста цен, 19% – замедление инфляции, 24,5% – стабилизацию цен и 0,9% – снижение цен (дефляцию). 

В сентябре прошлого года на 4,4 п.п. бóльшая доля респондентов прогнозировала ускорение инфляции, на 2,2 п.п. меньшая – замедление инфляции и на 5,3 п.п. меньшая – остановку роста цен. Как видно, инфляционные ожидания в реальном секторе хоть и относительно высоки, но все же снижаются.

Также НББ скорректировал свои ожидания по размеру годовой инфляции. 27 июня зампред правления Сергей Калечиц сообщил, что в декабре 2017 г инфляция замедлится примерно до 7%. 27 сентября его коллега Дмитрий Калечиц сдвинул оценку инфляции на конец года к 6%. В случае исполнения нового прогноза инфляция станет рекордно низкой за всю суверенную историю Беларуси.


НББ отметил и умеренный рост денежного предложения. Средняя широкая денежная масса (СШДМ) в августе выросла на 9% к августу 2016 г. Напомним, в основные направления денежно-кредитной политики на 2017 г заложен годовой рост СШДМ на 12-16%.

Рост СШДМ в течение 2017 г от месяца к месяцу ускоряется, однако для выхода в декабре на +12% необходимо увеличение денежной массы на 2,2 млрд бел руб к августовскому значению. Для выхода СШДМ на +16% нужен рост денежной массы на 3,6 млрд бел руб. В качестве сравнения: за август-декабрь 2016 г СШДМ увеличилась на 1,1 млрд бел руб, с августа по декабрь 2015 г – на 1,8 млрд бел руб.

Вместе с тем, есть и негативные тенденции. НББ напомнил об увеличении доли активной составляющей в структуре рублевой денежной массы. По нашим расчетам, в августе 2017 г удельный вес активной денежной массы в рублевой составил 50,8% против 47,9% в августе 2016 г.

Активная рублевая денежная масса представляет собой наличность в обороте и счета до востребования физических лиц и юридических лиц. Эти деньги обладают наибольшей мобильностью в экономике и в кризисных ситуациях чаще всего через них реализуются инфляционные риски.

В ближайшее время предпосылки для опережающего роста активной денежной массы останутся. С правительства до сих пор не снята задача по доведению средней начисленной заработной платы до 1 тыс бел руб. Рост реальной заработной платы к 2016 г ускоряется – от минус 0,2% в январе до +6,6% в августе.


Бурную динамику в 2017 г демонстрирует потребительское кредитование. Задолженность по потребкредитам физлиц перед банками на 1 сентября была на 41,2% выше, чем на 1 января, тогда как за период между идентичными датами 2016 г произошло падение долга на 4,9%. Центр макроэкономических исследований Сбербанка России неоднократно выражал озабоченность рисками для белорусского рубля и качества банковских портфелей, которые несет в себе раздувание потребительского кредитования.


Для Нацбанка и банков более удобным и безопасным поведением населения и предприятий было бы связывание «горячих» денег на срочных депозитах, желательно – безотзывных. 28 сентября Дмитрий Калечиц сообщил, что доля безотзывных рублевых вкладов в банковской системе достигла 40%, из которых долгосрочных – около 60%. Согласно Калечицу, эти показатели улучшились относительно предыдущих отчетных дат.

В августовском номере журнала «Банкаўскі веснік» сотрудники управления исследований НББ предложили дополнительно простимулировать наращивание срочных рублевых вкладов. По их мнению, это приведет к улучшению структуры СШДМ в долгосрочном периоде. Конкретные меры стимулирования в статье специалистов НББ приведены не были. Как один из гипотетических вариантов можно рассматривать внесение изменений и дополнений в декрет №7 «О привлечении денежных средств во вклады (депозиты)».

Второй вариант – изменение нормативов отчислений в фонд обязательных резервов (ФОР) с целью повышения привлекательности рублевых вкладов. Последний раз норматив ФОР менялся 1 июля. С этой даты норматив обязательных резервов, депонируемых банками в НББ, по привлеченным средствам в иностранной валюте вырос с 11% до 15%.

Вместе с тем, есть сомнения в возможности дальнейшего увеличения норматива ФОР по валютным средствам. Действующий с 1 июля норматив резервных требований по валюте является наивысшим за 2002-2017 гг (сведения до 2002 г недоступны на сайте НББ).

Кроме того, за снижение величины норматива активно выступают отдельные банки. Так, с подобной инициативой относительно ФОР в Ассоциацию белорусских банков обращалось руководство Белгазпромбанка. В конце сентября НББ отмел претензии относительно ФОР как необоснованные, но вряд ли будет целиком игнорировать их при принятии решений.

Характерной чертой решения о ставке рефинансирования 27 сентября является отсутствие указаний на снижение ставок по постоянно доступным и двусторонним операциям поддержки ликвидности банков. Предыдущие 7 решений о снижении ставки рефинансирования в 2017 г обязательно сопровождались параллельным уменьшением ставок поддержания ликвидности. Неизменность ставок поддержки ликвидности фиксировалась в сентябре-октябре 2016 г. Однако тогда не менялась и ставка рефинансирования.

Поскольку с апреля 2016 г в банковской системе наблюдается профицит ликвидности, ставки по операциям НББ реально задают лишь предельный уровень процентов по новым срочным рублевым депозитам и кредитам. C июня 2015 г НББ вправе применять к банкам санкции, если им выявляется превышение этого уровня.

Такие действия НББ могут говорить о близком исчерпании потенциала снижения ставок. В частности, на это косвенно указывали еще расчеты НББ по итогам II квартала. По данным НББ, в апреле-июне 2017 г разрыв процентной ставки составил минус 3,6%.

Разрывом регулятор называет отклонение реальной процентной ставки по новым рублевым кредитам юридических лиц (без льготных) от своего равновесного уровня. Отрицательный разрыв теоретически свидетельствует о заниженных ставках на рынке.

Таким образом, снижение ставки рефинансирования в основном повлияет на ставки по депозитам и кредитам, привязанные к ее величине. С высокой частотой привязка процентных ставок к размеру ставки рефинансирования практиковалась и практикуется банками при директивном кредитовании. В случае, если разрыв процентной ставки и прочие индикаторы НББ по итогам III-IV кварталов продолжат указывать на сохранение искажений на кредитно-депозитном рынке, новые решения о коррекции ставки рефинансирования могут быть отложены регулятором на неопределенное время. 

Поделиться: